…1. Федеральный

и территориальные фонды ОМС

— самостоятельные государственные некоммерческие фи­нансово-кредитные учреждения, реализующие государственную политику в области обязательного медицинского страхования. Феде­ральный фонд ОМС обеспечивает единство системы обяза­тельного медицинского страхования в России и дотирует тер­риториальные фонды ОМС при недостатке у них средств, вы­званном объективными причинами (тяжелое состояние эко­номики региона, большая доля лиц старших возрастов, осо­бенности структуры и уровня заболеваемости и др.).

Федеральный фонд ОМС создается высшим органом зако­нодательной власти России и Правительством РФ. Террито­риальные фонды ОМС создаются соответствующими органа­ми законодательной и исполнительной власти субъектов РФ. По своему организационно-правовому статусу фонды ОМС являются юридическими лицами и их средства отделены от средств государственного бюджета. В основе управление фон­дами лежат принципы управления публично-правового учре­ждения, т. е. руководство фондами осуществляется правлением и его постоянно действующим исполнительным органом - исполнительной дирекцией. Страховые взносы на обязательное медицинское страхова­ние работающего населения устанавливаются в процентах к начисленной оплате труда. Страховой тариф утверждается органом законодательной власти РФ. Размер тарифа с 1993 г. по настоящее время не менялся и составляет 2.7 % в территори­альный фонд и 0,2 % в Федеральный фонд.

Взносы на обязательное медицинское страхование нерабо­тающего населения осуществляют органы исполнительной власти республик, краев, областей, местная администрация за счет средств, предусматриваемых на эти цели в соответствую­щих бюджетах.

      2. Добровольное медицинское страхование (ДМС)

призвано обеспечить дополнительно к ОМС и системе государственного и муниципального здравоохранения более высокий уровень оказания медицинской помощи. Оно реализуется за счет средств, полученных в виде взносов непосредственно граждан за счет их собственных средств или средств работодателя, страхующего своих работников.

Размеры страховых взносов по добровольному медицинскому страхованию устанавливаются страховыми медицински­ми организациями самостоятельно и зависят от вида рисков, привил страхования, принятых конкретным страховщиком, стоимости медицинских и других услуг, числа застрахованных и так далее.

3. Фонд социального страхования РФ

— специализированное финансово-кредитное учреждение при Правительстве РФ, ос­новными задачами которого являются обеспечение гарантиро­ванных государством пособий по временной нетрудоспособности, беременности и родам, по уходу за ребенком, санаторно-курорт­ному лечению, реализации государственных программ охраны здо­ровья работающих и др.

Роль фонда социального страхования в финансировании мероприятий по охране здоровья населения за годы реформ неоднократно менялась с учетом экономической ситуации в стране, причем изменения, к сожалению, происходили в сто­рону сокращения перечня мероприятий, связанных с охраной здоровья населения, финансируемых из фонда. Поэтому его роль в здравоохранении в настоящее время весьма неоднозначна.

4.   Пенсионный фонд РФ

- кредитно-финансовое учреждение, главной задачей которого является сбор и аккумуляция взносов на пенсионное обеспечение граждан, финансирование расходов на выплату пенсий и пособий.

Правительством РФ в 2003 г было принято Постановле­ние о дополнительном финансировании расходов, связанных с оказанием адресной медицинской помощи неработающим пенсионерам, согласно которому размер выделяемых в 2003 г. средств составит в расчете на каждого неработающего пенсионера около 525 руб. в год, что позволит увеличить финансирование их лечения более чем на 80 %. Ад­ресная медицинская помощь будет оказываться неработаю­щим (малоимущим) пенсионерам, не имеющим дополнитель­ного источника дохода и являющимся получателями трудовых пенсий по старости в соответствии с федеральным законода­тельством.

5. Средства от предпринимательской деятельности –

это финансовые средства медицинский учреждений, частных и государственных клиник за медицинские услуги, добровольные пожертвования граждан, организаций и другие средства не запрещенные законодательством РФ…(11)

Анализ проблем работы, функционирования, выполнения задач  системы здравоохранения РФ. Предложения по реформированию системы здравоохранения РФ.

 

  Как известно переход нашей страны от плановой экономики к рыночной затронул все отрасли народного хозяйства России, в том числе и здравоохранение. Поскольку это одна из крупнейших отраслей, аккумулирующая в себе огромные финансовые, трудовые, материальные и другие ресурсы, поэтому от их грамотного, экономически обоснованного использования зависит успешность работы системы здравоохранения РФ.

Естественно, наивно было полагать, что само по себе принятие закона о страховании обеспечит стабильную работу, и обеспечит выполнение гарантированных обязательств государства перед гражданами. Процесс реформирования происходил в условиях жесточайшего финансового кризиса, недостатка финансирования всех отраслей, особенно здравоохранения; высокий уровень инфляции, сокращение рабочих мест и как следствие безработица, задержка в выплате заработной платы, снижение уровня жизни и недостаточная роль государства в работе всей системы. Поэтому введение системы ОМС оказалось не эффективным и по сей день, так как государство значительно преувеличило объем гарантированной медицинской помощи со своими возможностями. Поэтому имеется острый недостаток в финансировании нереальных обязательств.

  Предшествующий политический строй предполагал монополию государства во всех отраслях, и полное управление и директивные методы управления. При переходе к рыночной экономике на первых парах решили полностью отказаться от вмешательства государства в управлении здравоохранением. Однако это является самой первой ошибкой при запуске данной системы, поскольку необходимо сильное государство, обеспечивающее стабильный уровень инфляции, экономическое положение без кризисов, создание четкой правовой и законодательной базы. В те годы ничего этого не было сделано, поэтому произошел разлом такой крупной отрасли, в итоге система разделилась на частную

,

муниципальную

и

государственную

.

Система здравоохранения РФ и по сей день является подопытным «кроликом», причем страдают от этих экспериментов граждане. Государственных гарантий все меньше, обслуживание за счет ОМС становится все хуже и хуже. Так, для сравнения, в стационаре любой государственной больниц можно видеть палаты для больных, обслуживаемых по полюсам ОМС и за счет платных услуг или ДМС. Состояние первых палат ужасное, мягкий инвентарь давно изношен, койки  подлежат списанию, стены обшарпаны, штукатурка осыпается, а в платных палатах сделан евроремонт, куплена новая медицинская мебель. Присутствует дискриминация по социальному статусу и материальному достатку, так врачи и весь обслуживающий медицинский персонал уделяет больше внимания «платным» больным, предоставляя консультации лучших специалистов, более комфортные условия пребывания.

С одной стороны это конечно правильно, поскольку государственное финансирование очень незначительно, поэтому приходится выживать за счет платных услуг, но простые граждане, в основном пенсионеры, с пенсией в 2000 рублей не могут позволить себе платные медицинские услуги…

Итак, российские власти предпринимают попытку реформировать самую важную сферу жизнедеятельности — здравоохранение.  (14)

 Цена реформы — выживание нации. Неудача грозит демографической катастрофой России. Первые признаки ее появились уже давно: в течение 10 лет население нашей страны неизменно сокращалось. По словам президента Международной славянской академии, доктора экономических наук, профессора Бориса Искакова, превышение смертности над рождаемостью в последние годы колеблется в нашей стране от 0,8 миллиона человек в год до одного миллиона. Причина этого — снижение рождаемости. По данным Росстата, с 1989 по 2002 год коэффициент рождаемости сократился с 2 до 1,2 младенца на одну российскую женщину. По расчетам демографов, при нынешних темпах депопуляции население России уменьшится вдвое за 70 лет, а в наименее благополучных Псковской и Новгородской областях это произойдет за 30 — 35 лет. Как этого избежать? И можно ли это сделать?

Похоже, российское правительство смотрит на эту проблему под иным углом зрения, поэтому и отчаянно «проталкивает» прозападную идею реформирования здравоохранения. Выгода есть — «денежный ручеек» из федерального бюджета на здоровье нации станет тоньше и менее ощутимым для финансового ведомства.

Что же такое спасительное нашли для себя федеральные чиновники? Они разработали программу «Повышение структурной эффективности системы здравоохранения РФ на 2004 — 2010 годы», состоящую из 3 частей предстоящей «болезненной» реформы:

      1)  повсеместное введение общей врачебной практики,

      2) автономизация больниц и поликлиник (то есть фактически первый шаг к платной медицине),

      3)  закрытие медучреждений и сокращение персонала.

Пока чиновники Минздрава с экранов телевизоров рассказывают о повышении зарплат участковым, в разных регионах России (Санкт-Петербурге, Тюмени, Костромской области и т.д.) уже сокращают врачей и повсеместно закрывают родильные дома и поликлиники. Над законопроектами будущей реформы здравоохранения сейчас работает группа из восьми человек при администрации президента. Причем об этой программе мало кто знает, над ней завис какой-то гриф секретности. Журналисты и медицинское общество до сих пор не информировано о грядущих изменениях. Нам не говорят, будет ли у нас платная или бесплатная медицина, сколько останется больниц и роддомов, куда денутся наши хирурги, гинекологи и другие замечательные специалисты. Об этом не скажут до выборов президента. На одном из  заседании правительства бывший министр здравоохранения и социального развития России Михаил Зурабов заявил: «Серьезные преобразования в здравоохранении произойдут не раньше чем через три года, а пока министерство намерено осваивать пять миллиардов долларов в рамках национальной программы «Здоровье»». В первую очередь эти деньги пойдут на укрепление первичного звена (в основном на повышение зарплат участковым врачам и их медсестрам) и масштабную закупку медицинского оборудования для поликлиник. (6)

Уже сам срок программы указывает на то, что персональную ответственность за ее осуществление нести будет некому. Средний срок президентства в России - 8 лет, средний срок службы министра здравоохранения при Ельцине - 1,5 года, при Путине - 4. В разделе, где обосновывается необходимость структурной реформы, основной критике подверглась "муниципализация" здравоохранения, под которой авторы понимают прежде всего снижение вертикальной подчиненности служб охраны здоровья. В данном случае все вполне в русле современных умонастроений по поводу "укрепления вертикали власти", и можно предположить, что не мытьем, так катанием сквозная система подчиненности "ЛПУ - райздрав - облздрав - Минздрав" будет восстановлена. Тут можно усмотреть нарушение Конституции, однако в ситуации кризиса жесткие управленческие структуры предпочтительнее. Как авторы собираются обходить конституционные ограничения, я не знаю, но удивительная способность наших избираемых мэров-губернаторов приобретать избыточное дорогостоящее оборудование при практически полном игнорировании текущих нужд больниц широко известна.

Так В.И. Стародубов - Заместитель министра здравоохранения в интервью с журналистом «Новая газета» Ольгой  Гончаровой (4)  рассказывает следующее:

       — Многие специалисты считают также, что в результате переориентации на общую врачебную практику происходит сокращение узких специалистов.

       — Да, мы к этому и стремимся, я об этом откровенно говорю. Мы считаем, что должны быть заняты почти все ставки врачей первичного звена. При этом должно сократиться количество узких специалистов в поликлинике. Это должно пройти естественным путем, никто никого выгонять не будет. Потом произойдет перераспределение между амбулаторным и стационарным секторами.

       Приказов о сокращении специалистов не будет. Это будет решать не Минздрав, а субъекты Российской Федерации, главные врачи в поликлиниках. Они будут оценивать нагрузку врачей. Все будет идти естественным путем, и никаких радикальных решений в плане увольнений и сокращений мы предпринимать не будем. Тем более это не прерогатива Министерства здравоохранения.

То есть опять министерство здравоохранения на себя ответственность не берет! Не получилось? Ну, извините, это проблема субъектов РФ, которые не смогли реализовать поставленные задачи.

Все это, по мнению разработчиков, существенно сократит государственные расходы на здравоохранение: количество лечебных учреждений сократится, «выжившие» из них будут оснащены современным оборудованием. Однако как бы ни была хороша предлагаемая система, у нее есть много недостатков, на которые чиновники постарались «закрыть глаза». И первая из них — замена хирургов, кардиологов, невропатологов и других узкоспециализированных и профессиональных врачей одним универсальным доктором. «Однако такой врач, — рассказывает врач-хирург одной из городских больниц Свердловской области Артур Юсупов, — никогда не будет иметь тех знаний, которые имеет узкий специалист. Лично я лучше пойду к «специалисту по левому глазу», чем к врачу общей практики. Последствиями могут стать неоправданные смерти, увеличение инвалидности. Будущее за узкими специалистами».

Так, К 2010 году предлагается сократить количество коек на 32%, а оставшиеся поделить на три группы в зависимости от длительности пребывания пациента: реанимация (не более 5 дней), интенсивный уход (не более 15 дней), сестринский уход (более 15 дней при условии выведения этого персонала в учреждения социальной защиты, с тем, чтобы пребывание на этих койках оплачивалось частично за счет пенсий). Возникает вопрос: как быть с теми больными, чья жизнь поддерживается лишь благодаря работе приборов в реанимации? Права на эвтаназию у нас вроде бы не предусмотрено, но это детали. Важно другое - если больница выходит за норматив пребывания больного на койке, каждый последующий день ей оплачивают по нисходящей. Это означает, что цель предлагаемых изменений - переход на западную систему выписки недолеченных больных. Если бы жилищные условия наших больных, уровень доходов и бесплатное лекарственное обеспечение соответствовали западным стандартам, проблемы бы не было. Однако предугадать судьбу большинства неимущих, отправленных долечиваться домой, имея на руках рецепты, стоимость которых превышает их месячный доход, не трудно...

Действительно, очень много больничных коек в нашей стране сегодня выполняют социальную функцию, что расточительно. Однако это адекватный ответ на ситуацию застойной бедности населения. И не учитывать этот факт просто подло. Авторы реформы пытаются смягчить жестокость своих предложений, призывая региональные власти перевести часть больничного лекарственного обеспечения на уровень поликлиники. И это очередное предложение оставляет технологический процесс на усмотрение персонала. Совершенно очевидно: если в Москве мы и сможем обнаружить некоторые лекарства в поликлинике, то уже в Московской области с этим немедленно возникнут проблемы. Реальное решение этого вопроса - увязка сокращения больничных коек с ростом средних зарплат и пенсий (хотя бы до уровня Польши) и, конечно, включение лекарственного обеспечения в обязательную медицинскую страховку. Именно в этом разделе разработчики реформы говорят о внедрении современных протоколов клинического лечения. Дата внедрения - 2005 год. Однако, по всей видимости, не считая это своей задачей, авторы совершенно обходят вопрос о фармэкономической составляющей российских протоколов. Что я имею в виду? Например, недавний приказ Минздрава о внедрении федерального стандарта лечения туберкулеза. Хороший, грамотный приказ, но при условии готовности регионального начальства посвятить половину своего бюджета охране здоровья и борьбе с туберкулезом. Очевидно, что такой готовности мы не найдем ни в одном субъекте. Следовательно, все фтизиатры останутся в прежнем положении: или лечить по науке, но за деньги пациента, или за деньги бюджета, но уже не по протоколу. В отсутствие средств на буквальное исполнение протокола кто будет определять приоритетность лечебных процедур? Если Минздрав от этого устранится, он откровенно подведет под судебное преследование весь врачебный персонал. К сожалению, огромная тема государственного регулирования цен на медицинские услуги и лекарства оказалась едва ли не под идеологическим запретом для авторов программы структурных реформ. Однако эту проблему невозможно скрыть! То есть можно, но она все равно выплывет наружу (помните: "социальная справедливость", "профилактическая направленность"?). Здесь возможна спекуляция на тему, почему это так. Моя гипотеза - авторы слишком тесно связаны со страховщиками от медицины, чтобы задать самим себе вопрос: а не подошли ли мы к границам применимости метода регулирования социальных отношений в области медицины? Ведь в настоящее время в Европе нет ни одной (я подчеркиваю: ни одной!) страны, которая не испытывала бы проблем с системой обязательного медицинского страхования.

Соглашусь с мнением  Ольги Беклемишевой – корреспондентом "Русский журнал":

…Этапы оказания медицинской помощи (формирование рациональной амбулаторной сети) в изложении авторов проекта выглядят как сладкий сон наркома Семашко. В сущности, предлагается идеальная советская модель. Правомерно было бы задаться вопросом: почему в свое время она все-таки не была реализована в полном объеме?

Нововведением являются достаточно подробно описанные этапы реализации новой организационно-экономической модели оказания первичной медицинской помощи. Региональным органам здравоохранения предлагается проанализировать систему, выделить зоны неэффективности - очевидно, эффективность будет оцениваться экспертно, исходя из подушевого норматива, так как подготовка протоколов оказания первичной медицинской помощи отнесена далеко в конец реформы. (Напомню: до появления стандартных протоколов говорить о реальных затратах на оказание медицинской помощи бессмысленно). После этого предполагается создать бригады из участкового терапевта, педиатра и гинеколога и приучить их работать в группе: пусть, дескать, учатся друг у друга, тогда и средств на переподготовку тратить не надо! Потом эти группы обособляются внутри поликлиники, затем им выделяется имущество, и - вот она, групповая общая практика.

            Немножко напоминает программу "столько-то дней". Правда, сколько все-таки дней, авторы благоразумно не уточняют, равно как и то, во сколько все это обойдется. Единственно, предлагается создать некий стимулирующий фонд из средств ОМС. Но позвольте, если при тарифе в 3,6% от фонда оплаты труда этих средств хватало на финансирование только четырех статей из восемнадцати, откуда возьмутся средства на стимулирование при тарифе в 2,8%.

Что же, скорее всего, получится в итоге? Возьмем для примера рядовую поликлинику (не сельскую, о сельских лучше не вспоминать - горько). Перемешиваем ее с детской и рассчитываемся на группы по два (так как гинекологов больше двух в поликлинике не бывает, и как их собираются делить между 10-15 терапевтами и 15-20 педиатрами, не совсем понятно). Количество народа на участке, вероятнее всего, остается прежним, новые штатные единицы не предусмотрены, а предложение ориентироваться на существующий норматив обеспеченности врачами на 10 000 жителей в программе имеется. Затем две пятидесятилетние тетки (педиатр и терапевт) долго учатся работать "по-новому", рассчитывать свои расходы и доходы, регулировать процесс направления больных к специалистам в стационар. Еще они должны выделить время на отслеживание информации о ходе лечения больного в стационаре и на обучение друг друга. Плюс охота за гинекологом, к которому нужно пристроить своих больных. Как вы думаете, какой процент врачей плюнет и уйдет на досрочную пенсию по инвалидности? Могу поспорить, не меньше 50. А сколькие сделают такое открытие: если меня премируют за снижение заболеваемости, что мне мешает вести прием, не фиксируя факт обращения за помощью? Конечно, есть риск к следующему визиту пациента забыть все назначения, но пусть он сам о них помнит, это же его здоровье! Безусловно, такое возможно в том только (более чем вероятном) случае, если администрация поликлиники, рассчитывая "отныне лечить по-семейному", сократит регистратуру - все равно на эту ставку никого, кроме склеротичной бабушки или практикантки из медучилища, не заманишь… (3) 

       — Повышение зарплаты участковым терапевтам и врачам общей практики тоже направлено на сокращение числа узких специалистов и переход их в первичное звено?

 — Это первый шаг к тем преобразованиям, которые мы собираемся делать. У нас остался советский менталитет — когда что-то дают соседу, появляется зависть. Но, кроме этого, мы ведь готовим и другие изменения на будущий год. Первое — это повышение заработной платы врачам «скорой помощи» примерно в два раза. В рамках президентской программы 2 миллиарда рублей будет направлено на диспансеризацию трудоспособного населения. Эти деньги и придут в поликлинику. На диспансеризацию направляют узкие специалисты, значит, они получат возможность заработать. Кроме того, за счет перераспределения средств в системе медицинского страхования мы собираемся повысить тарифы в системе амбулаторной помощи работающему населению. По нашим расчетам, это даст возможность в два раза увеличить заработную плату работникам поликлиник, в том числе узким специалистам. В рамках единой тарифной сетки в следующем году всем бюджетным работникам в два раза повысят зарплату. В первый раз — с первого мая, второй раз — с первого августа. В годовом исчислении это составляет 37% повышения заработной платы.

       Кроме этого, мы собираемся ввести так называемые родовые сертификаты, оплачивать медицинскую помощь женщинам при беременности и родах. Женщине выдают сертификат — документ, по которому она может прийти в любой роддом. Роддом за один сертификат получает пять тысяч рублей. Женщина в этом случае становится желанным пациентом для родильного дома. Примерно на эти цели мы планируем потратить 8—10 миллиардов рублей. Вот круг проблем, которые мы собираемся решать в ближайшее время…

То есть предлагается отказаться от принципа оплаты за число посещений. При такой системе врачу выгодно иметь недолеченных пациентов - они все ходят и ходят, а денежки идут... Вещь, в общем-то, очевидная. Трогательно вспоминать, как еще десять лет назад нас убеждали, что именно такой способ оплаты выведет наше здравоохранение из кризиса. Боюсь, и с этой реформой все будет не так хорошо, как надеются ее авторы. Они предлагают повысить базовую ставку врачей общей практики (напоминаю, из резервов региональных бюджетов),

ввести повышающие коэффициенты к окладу за расширение сферы деятельности (например, если участковый стал заменять окулиста) и премировать все звено первичной медицинской помощи - поликлинику или сельскую амбулаторию - за уменьшение числа госпитализаций, вызовов "скорой помощи", проведение диспансеризации и вакцинации. В итоге нам предлагают вернуться к слегка видоизмененной советской системе оплаты труда с премиями и прогрессивными ставками, только к этому добавляется юридическое и бухгалтерское звено внутри поликлиники. Я не хочу сказать, что советская система оплаты врачей была плоха. За ней, по крайней мере, стоял полувековой опыт реформирования и поиска адекватных форм материального стимулирования качественного труда. Но думать, что при базовой зарплате ниже уровня доходов среднего класса врачи будут рассматривать премиальные как поощрение, а не как обязательную часть оклада, просто наивно. Другими словами, надеяться на стимулирующее действие этих коэффициентов в долгосрочной перспективе не приходится.

Есть и хорошее предложение - премировать врачей общей практики и участковых врачей за улучшение конечных результатов. Правда, попытка формализовать эти результаты выглядит непонятно: авторы предлагают включить в список показателей, отражающих конечный результат, детскую смертность (практически не зависит от участкового терапевта) и уровень инвалидности в год (это приведет к тому, что людям с реальными тяжелыми заболеваниями участковые врачи просто отрежут доступ к ВТЭК и возникнет еще один очаг социального напряжения).

Конечный результат реформы и «шире» работы врача могут оценить только люди, причем не в порядке соцопроса, а в рамках серьезного диалога. Из статистических показателей здесь применимы продолжительность жизни и структура смертности. (Правда, никто еще не измерял их на уровне отдельного участка, и даже представить трудно, как это можно было бы организовать, учитывая постоянную миграцию населения). Все остальные показатели, принятые в медицинской статистике, имеют двоякую природу: они зависят и от врача, и от пациента. Пользуются ими только потому, что базовый оклад врача от них не зависит. Иначе моментально появится искушение эти показатели подправить. Многие ли устоят от такого соблазна? Авторы предлагают продумать систему контроля. Но кто скажет, на сколько еще это увеличит административные расходы?

 — Еще одна часть структурной реформы здравоохранения — переход к автономным учреждениям. Может ли это привести к приватизации больниц и поликлиник?

       — Мы разработали два законопроекта: об автономных учреждениях и автономных некоммерческих организациях. Сейчас второй проект отодвинули, отставили в сторону, так как многие руководители бюджетных организаций опасались, что учреждения здравоохранения будут приватизированы. Сам я ничего страшного в этом не видел. Такие виды организаций могли существовать в крупных городах, где есть платежеспособное население. Автономные учреждения являются для нас желательным явлением. Сейчас наши госучреждения работают по смете как казенные предприятия. Работая в системах ОМС, ДМС, оказывая платные услуги, они должны эти деньги передавать в бюджет государства. А в статусе автономного учреждения его возможности расширяются. Появляется возможность работать с бюджетом на основе государственного заказа или задания, возможность работать в системе обязательного медицинского страхования, платных услуг. У учреждения появляется учредитель — муниципалитет. Если оно не совсем соответствует тем требованиям, которые предъявляет учредитель, главный врач лишается места работы. Но сейчас происходит то же самое. Работу учреждения будет контролировать также попечительский совет, но сейчас это только рекомендуемая структура. Главный врач получит большую самостоятельность, станет свободнее распоряжаться ресурсами.

       А для того чтобы контролировать процессы приватизации и платные услуги, есть учредитель, муниципальное образование. Если идет госзаказ, то врач не может брать с пациента дополнительные деньги. Если это система ОМС, то она должна адекватно восполнить затраты медицинского учреждения. Как раз для того, чтобы эта система работала, три законопроекта — о государственных гарантиях, об обязательном медицинском страховании и автономных учреждениях, которые сейчас разрабатываются, — нужно запускать одновременно.

Судя по всему складывается, следующая бюрократия: госзаказ - попечительский совет – муниципалитет – главный врач – и т.д. В итоге неугодный врач, не справившийся с каким либо поручением вышестоящего органа может потерять свою работу, это приведет к тому, что у него появится нервоз и неуверенность во всем, в завтрашнем дне. Да и кто будет оплачивать работу выше указанных органов неизвестно!

— Владимир Иванович, вы говорите о том, что структурные перемены в здравоохранении находятся в стадии разработки. Но ведь основные положения законопроектов заложены в проекте Всемирного банка «Техническое содействие реформе здравоохранения», который действует уже два года и о котором не слышали ни врачи, ни депутаты. Получается, что реформа началась до принятия законов.

— Да, в этом проекте на самом деле прописаны многие изменения. Там задействованы два субъекта: Воронежская область и Чувашия. На них мы отрабатываем преобразования, о которых говорим. Есть и федеральный компонент. Это работа над законами, разработка законодательных актов, приказов Министерства здравоохранения, а также адаптация, разработка стандартов, то есть те функции, которые должно осуществлять Министерство здравоохранения.

По существующим правилам в этом участвуют привлеченные специалисты, в том числе из-за рубежа. Естественно, они анализируют те наработки, которые делают наши специалисты, делают заключение, обсуждают и снова вносят.

       Существует определенная процедура принятия таких документов. Они проходят согласование в Минздраве, Министерстве финансов. Никаких секретов из этого проекта никто не делает. Агрессия идет от нескольких человек, если они представляют интерес для журналистов, то это не значит, что так настроено медицинское сообщество. Я понимаю, что глупо ставить вопрос: кому вы больше доверяете — Рошалю или Зурабову? Понятно, чем отличается имидж этих людей. Но Зурабов делает свое дело. Рошаль выполняет ту функцию, позицию гражданского общества, которую должен выполнять, не давая нам спать спокойно. Просто эта критика не всегда конструктивна.

  — Известно, что Всемирный банк реконструкции и развития сотрудничает с Американским агентством по международному развитию. Значит ли это, что мы постепенно переходим к американской, рыночной модели системы здравоохранения?

 — Я бы был рад, если бы у нас работала американская модель, ведь в США — самые большие расходы на здравоохранение, хотя там есть свои проблемы в связи с тем, что это чисто рыночная модель. Россия пока не может идти по этому пути, хотя с точки зрения оценки труда медицинского персонала и врачей Америка получила адекватную оценку в иерархии, которая существует на рынке труда. Рынок показал, что здоровье стоит тех денег, которые США тратят на него. Но с точки зрения рациональности, эффективности использования средств европейские модели кажутся более приемлемыми и признанными. И у нас даже в советское время существовала система больничных касс. Те элементы, которые существуют в разных странах, говорят о том, что кто-то берет на государственные финансы большие объемы медицинской помощи.

Элементы рынка в здравоохранении должны существовать, и конкурентная среда должна существовать, но медицинская услуга не может перейти в чисто рыночную составляющую. Мы собираемся создать доступные экономические рычаги, которые бы создали общественный механизм затрат на медицинские услуги.

       Позиция наших оппонентов — дайте нам 5% ВВП, и ничего не нужно менять. Она неприемлема, потому что, естественно, те люди, которые принимают решения, в том числе и финансово-экономический блок, хотят видеть, как мы будем его расходовать. Сейчас у нас появилась возможность более пристально и детально подойти к этой проблеме. Наше здравоохранение в последние 10—12 лет привыкло работать без денег, а теперь мы должны научиться работать с деньгами. У нас впервые за последние 15 лет те изменения, которые касаются здравоохранения, проводятся с принятием мер по его финансированию. Такая возможность за все годы моей работы в здравоохранении появилась впервые. Нас интересует не сама система здравоохранения как субъект воздействия, нас интересует, чтобы у пациента было больше возможностей получения другого объема и другого уровня медицинской помощи. Сейчас нужно использовать тот уникальный шанс, который выпал здравоохранению.

            Удивительно, что господин В.И. Стародубов забывает или «закрывает глаза» на недостатки системы здравоохранения США, а именно:

Во-первых, существует проблема доступности медицин­ской помощи для всего населения. Около 40 млн. американ­цев не имеет страховых полисов. Кроме того, существуют не только финансовые, но и территориальные ограничения дос­тупности медицинской помощи. Насыщенность здравоохра­нения финансовыми средствами, медицинскими кадрами крайне неравномерна по штатам и районам страны. Особен­но ощутима нехватка медицинской помощи в сельских рай­онах.

Во-вторых, постоянно действует тенденция к росту расхо­дов на медицинское обслуживание, что вызывает увеличение страховых взносов и обостряет проблему финансирования от­расли.

В-третьих, относительно невысока эффективность затрат на здравоохранение. США занимают первое место в мире по абсолютным затратам и затратам на одного жителя (в 2 раза больше, чем в Германии, Франции, в 2,5 раза — чем в Япо­нии, в 3 раза — чем в Великобритании). В то же время по многим важнейшим параметрам общественного здоровья страна далека от лидерства (15-е место в мире по средней продолжительности жизни, 17-е по уровню младенческой смертности и т. д.).

В-четвертых, "центр тяжести" в работе отрасли приходится на лечение, в то время как профилактике не уделяется долж­ного внимания.    

Так, новые функции, которые планируется передать врачу общей практики, требуют не только увеличения зарплаты врача, но и наличия средств на административные расходы: оплату бухгалтера, менеджера, юриста. Даже если врачи будут покрывать эти расходы в складчину, конечная стоимость медицинской услуги неизбежно возрастет безотносительно к ее качеству. По-моему, это надо иметь в виду. В одной из самых неэффективных систем здравоохранения - американской - доля административных расходов в структуре цен на медицинские услуги перевалила за 25%. Так что провозглашенный авторами программы уход от гонорарной оплаты медицинской услуги не приведет автоматически к ее снижению.

По мнению академика РАМН, директора Научного центра здоровья детей Александра Баранова, система врачей общей практики была разработана Всемирной Организацией Здравоохранения для слаборазвитых стран Юго-Восточной Азии. «Сейчас ее пытаются ввести в России, — возмущается реформой здравоохранения Александр Баранов. — За последние годы если и были какие-то успехи в нашем здравоохранении, то, как раз у педиатров и акушеров-гинекологов: снизились показатели младенческой и материнской смертности. Этого удалось достичь благодаря уникальной системе охраны здоровья матери и ребенка, которая создавалась в стране последние 80 лет. ВОЗ признала ее лучшей и ставит именно российскую систему, доставшуюся нам в наследство от СССР, в пример всему миру как самую перспективную в развитии медицины. Нигде, кроме России, нет выделенных детских поликлиник и женских консультаций». (1)

Такого же мнения придерживается главный педиатр Министерства обороны России профессор Николай Шабалов. По его словам, на Западе страны с многолетней историей системы врачей общей практики, присмотревшись к опыту России, стали его перенимать — все более активно внедрять у себя первичную педиатрическую помощь. По статистике, из 34 стран Европы в 12 уже оказывается педиатрическая помощь детям, а в 16 — родители могут выбрать для своих детей либо помощь педиатра, либо врача общей практики. Даже Президент США Билл Клинтон, проводя реформу в сфере медицинского обслуживания, взял российскую систему детского здравоохранения за образец. В России же сейчас предлагают заменить педиатров врачами общей практики. (17)

      …Почему же такое происходит? Ответ оказался простым: от разработки программного документа были отстранены профессиональные общественные организации и гражданское общество. Однако, несмотря на это, реформа здравоохранения в виде эксперимента стартовала в нескольких российских регионах.

В Воронежской области реформирование идет четвертый год. На сегодняшний день в этой области ликвидировано 24 из 32 районных больниц (по информации областного управления здравоохранения), оставшиеся были переоборудованы. В рамках реформы в области созданы 67 участковых и 816 фельдшерско-акушерских пунктов. Чиновники хотят, чтобы в каждом населенном пункте был врач, который бы знал о каждой болезни. Сейчас в местной медицинской академии действует факультет «семейных врачей», его выпускников заманивают в глубинку бесплатным жильем. В области отказываются от круглосуточных стационаров, их заменили дневные: если больному не назначено никаких процедур, его отправляют домой. Однако от всего этого сами врачи не в восторге. По словам воронежских медиков, реформа здравоохранения лишает пациентов реальной медицинской помощи.

В Калужской области, в которой пилотный проект по реформированию здравоохранения стартовал в 1998 году, врачи считают, что эксперимент не удался. Врач общей практики Лариса Новинская из Калуги отмечает: «За три часа я приняла 25 человек. Львиная доля времени уходит на оформление документов, выписку льготных рецептов, на больных остается по три минуты». Результат новаций совсем не оптимистичный: объем работы у врача общей практики почти в пять раз превышает объем работы терапевта, а зарплата лишь немногим больше, чем у терапевта. Сейчас реформа калужского здравоохранения завершена: прошли учебу 120 участковых терапевтов, из них лишь 64 работают врачами общей практики. В результате такого неудачного эксперимента больше всех пострадали врачи. Они-то, не найдя в своем регионе достойного заработка, отправляются туда, где больше платят. За последние два года только из Жуковского района Калужской области на заработки в столицу подались 35 врачей.

В Тверской же области пилотный проект, схожий с тем, что предлагает Минздрав России, был свернут в ноябре 2003 года, он не принес ожидаемого результата: медицинские учреждения не получили обещанных денег.

В Башкортостане, по словам уфимского врача с 30-летним стажем, кризис девяностых годов уже ударил по системе здравоохранения, а ее реформирование может только ухудшить ситуацию: «Врачей в поликлиниках не хватает. Низкая зарплата привела к тому, что в нашу поликлинику в последние 6 лет не пришло ни одного участкового доктора, работают в основном пенсионеры. Врачи из-за нехватки медицинского персонала вынуждены вести несколько участков, тогда как оплату получают только за один. Если раньше на одного участкового доктора приходилось 3 тысячи человек, то сейчас будет 5 тысяч. Участковые врачи в итоге скатились на уровень фельдшера — успевают только бумажки оформить. Перевод поликлиник на хозрасчет не даст нужного результата, население у нас, как вы знаете, неплатежеспособно. Поэтому, кто в проигрыше останется, сразу ясно — старики. Не с экономии на больных нужно было начинать реформу здравоохранения. И здравоохранение, и образование нужно реформировать осторожно, а не разрушать».

Стоит упомянуть и о реформах служб охраны

материнства и детства и прочих служб (гериатрической, сельских амбулаторий)…(18)

 Проанализируем их подробно:

      Смотрите также

      Синдром Кляйнфельтера
      Заболевание впервые описано Кляйнфельтером в 1942 г. как первичный мужской гипогонадизм. В 1956 г. Бриге и Барр в ка-риотипе этих больных выявили лишнюю Х-хромосому, таким образом, их кариоти ...

      Биотехнология препаратов нормофлоры
      ...

      Диагностика и специфическая терапия инвазии ротовых простейших у больных пародонтитом
      В полости рта, в частности пародонталышх карманах, у больных пародонтитом встречается два вида протистов: Entamoeba gangivalis- десневая амеба и Trichomonas tenax - ротовая трихомонада. Он ...







      www.medicinformer.ru - Copyright © - 2019