…Надо подчеркнуть, что с точки зрения существующей практики управления здравоохранением многие методические рекомендации авторов реформ выглядят разумно. Наверное, за это надо благодарить бывшего заместителя министра здравоохранения Володина, который входит в группу Шеймана. В самом деле, что можно возразить против того, чтобы госпитали ветеранов войны взяли на себя сложные случаи с другими пожилыми людьми, не ветеранами войны? Или против того, что потребность в тех или иных услугах здравоохранения должна быть предварительно рассчитана для целей планирования? Дьявол, как известно, кроется в деталях. В сущности, кроме реформы работы поликлиник и замены их всюду, где только получится, врачами общей практики, принципиальных изменений нет. Предлагается сократить какие-то направления, с тем, чтобы высвободившиеся средства потратить на увеличение зарплат врачам и медсестрам. Однако сколько мы ни сокращали количество койко-мест, сэкономленные средства в зарплату не превращались. Более того, с введением системы обязательного медицинского страхования врачи наслушались заклинаний о том, что это будут дополнительные деньги, что бюджеты урезаться не будут, а случилось все с точностью до наоборот. Местные бюджеты уменьшили финансирование больниц ровно на ту сумму, которую планировалось получить через ОМС. Продолжается эта ситуация и сейчас. Как вы думаете, что означают крики о том, что местные бюджеты не платят денег за неработающее население? Именно это и означают. Местные бюджеты, оплачивая 70% расходов по содержанию здравоохранения, считают свой долг исполненным и платить еще что-то не хотят и не будут (пока наша система финансирования не отойдет от сметы). Фонды ОМС, прогрессивно уменьшаемые нашими законодателями в рамках борьбы с единым социальным налогом, также не увеличиваются в размере. Каких-либо ограничений (кроме простых призывов не делать этого), позволяющих предотвратить отток сэкономленных средств из бюджета здравоохранения, авторы реформы не предлагают. Следовательно, финансирование возросшей нагрузки врача будет осуществляться только за счет увольнения его коллег - с соответствующей передачей больных тому, кто останется на службе. Люди меньше болеть не станут. Значит, при ничтожной прибавке в зарплате объем работы возрастет. И все это - на фоне вполне очевидной вещи: при нынешнем нормативе в 17 минут на больного (у терапевтов) врач не может нормально лечить. Если он будет принимать 15 минут, лучше не станет. Авторы реформы предлагают пользоваться сложившимися методиками подсчета потребности в медицинском обеспечении, но при этом сокращать объемы медицинской помощи! Взамен предлагают лечить "интенсивнее". Причем мера интенсивности будет определяться дореформенной ситуацией! Если объяснять на пальцах, выглядит это так: положим, в условном регионе Х существует известная (утвержденная еще приказами Минздрава) потребность во врачах разных специальностей на 10 000 населения. Рассчитывалась она просто: бралось количество случаев заболеваний в год (например, 1000 гастритов и 200 язв желудка), это число делилось на количество приемов в смену одним врачом (6 часов делим на 17 минут - получаем 21 прием) и умножалось на среднее число приемов на одно заболевание (например, 3 приема на гастрит и 6 приемов на язву). Получается, для того чтобы пролечить гастриты, врач должен потратить 142 рабочих дня, а для того, чтобы пролечить язвы, - 57. С учетом выходных и праздничных дней мы занимаем полностью рабочее время за год у 0,9 одного врача. Что делалось раньше? Соответствующей больнице давали одну ставку гастроэнтеролога. Что будут делать теперь? Требовать, чтобы человек работал на 0,9 ставки. При этом, насколько мне известно, за последнее десять лет заболеваемость гастритами только у детей выросла в 5 раз! Лечение хеликобактерного гастрита имеет стандартный протокол, но он пока еще не известен большинству врачей общей практики. Значит, все больные с таким диагнозом должны идти к гастроэнтерологу. А зарплата этого врача будет расти по нисходящей: пока он принимает свою тысячу гастритов, он получает за каждый случай установленную сумму; каждый следующий больной - уже дешевле. И чем их больше сверх плана, тем дешевле они оплачиваются. При этом врач никак не может повлиять на число пациентов: от него не зависит ни их питание, ни санитарное просвещение, ни качество питьевой воды, ни эпидемиологическая ситуация в регионе. Пациент не получит больше внимания, так как время на одного больного не увеличилось. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: недовольных реформой будет больше, чем довольных. Так же легко доказать, что в измененных условиях качество лечения не улучшится. Но в том-то и дело, что такой цели - удовлетворить население и повысить показатели вылечиваемости - авторы не ставят…(3)

 

      Смотрите также

      Этический смысл взаимоотношений провизора и врача
      ...

      Гормоны щитовидной железы
      Тироксин — это основной гормон щитовидной железы. Он регулирует обмен веществ, энергетический обмен, процессы синтеза и распада белков, жиров, углеводов, рост, развитие и размножение, кислородный об ...

      Тиреоидит Хашимото и преступление, совершенное в семейной системе пациентки
        Пациентка Ш.Х. страдает тиреоидитом Хашимото, аутоиммунным заболеванием щитовидной железы, следствием которого часто является дегенерация ткани щитовидной железы. Терапевтический опыт Ш.Х. ...







      www.medicinformer.ru - Copyright © - 2019