Следующая пункция оказалась тоже неудачной, хотя её делала другой доктор. Так как спинномозговая жидкость не вышла, то буквально через 10 минут мне сделали ещё одну и тоже безуспешно. “Я работаю уже 18 лет и это второй случай в моей практике!”, воскликнула невропатолог. Я покрылся холодным потом, ноги стали дрожать. “Доктор! Давайте сделаем её завтра на кушетке, а то я не могу из-за болей согнуть позвоночник на кровати ”, произнес я. На следующий день санитарка помогла мне согнуть позвоночник на твердой кушетке и, наконец, после пункции, получили долгожданную спинномозговую жидкость.

Мой лечащий врач привел консультанта, так как ему никогда не приходилось лечить такую форму гнойного бактериального менингита. Он не сразу заподозрил развитие сепсиса, и всё время спрашивал, почему у меня такая высокая температура и на коже кровоизлияния. Показывая на мои багровые суставы, он громко сказал: “ Я думал, что в области пальцев на левой кисти будет гангрена!” Вот вам и вся профессиональная этика! Не умер я наиболее вероятно следующим причинам: 1) молодой организм и в прошлом долгие занятия бегом, физкультурой, 2) у лечащего доктора жена была тоже врачом, которая дома постоянно консультировала его по вопросам моего лечения, 3) огромное желание жить.

Я стискивал зубы и отказывался от дополнительных обезболивающих уколов, которые любезно назначил мой доктор. Он удивлялся, почему я терплю боли. “Доктор! Я получаю восемь уколов пенициллина(!) по 3 млн. единиц в день внутримышечно, а димедрол с анальгином прошу колоть только на ночь, чтобы поспать, когда очень высокая температура и невыносимо ломит суставы. Мои ягодицы уже и так болят от уколов, поэтому я лучше потерплю ”. Через 10 дней мне сменили антибиотик на уколы левомицетина, которые приносили мне дополнительные страдания, приведшие в последствие к появлению огромного инфильтрата на ягодице. С этим инфильтратом и с температурой 39 я выписался из больницы и в сопровождении родных поехал домой. Дома постъинекционный инфильтрат был излечен с помощью прикладывания по полчаса несколько раз в день резиновой грелки с горячей водой, обернутой полотенцем. Тогда мне было всего 28 лет и 5 лет врачебной практики. Мой диагноз звучал как приговор: остаточные явления менингококковой инфекции (менингита и менингококкового сепсиса) с повышенным черепно-мозговым давлением, экстрапирамидным (поражение подкорковых ганглиев вещества мозга за счет энцефалита) и астеновегетативным синдромами.

Возбудителем менингококковой инфекции является грамотрицательный диплококк. Природным резервуаром менингококковой инфекции служит носоглотка человека. Признаки менингита (воспаление мозговых оболочек): сильная разлитая распирающая головная боль; рвота; светобоязнь; быстро прогрессирующее нарушение сознания; выраженные оболочечные симптомы; смешанный или гнойный характер воспаления спинномозговой жидкости.Признаки менингоэнцефалита (воспаление мозговой ткани): стойкая утрата сознания; длительное наличие судорожного синдрома; стойкое нарушение функции черепных нервов.Признаки менингококкцемии (сепсиса): озноб; подъем температуры тела до 38—39 градусов и выше; головная боль; общая слабость; геморрагическая сыпь иногда с некрозами в центре элемента и гангреной тканей и конечностей.

В одной трети случаев генерализация инфекции проявляется сочетанием менингококцемии и менингита (менингоэнцефалита). Кроме того, возможны менингококковая пневмония, эндокардит, иридоциклит, артрит, нефрит и другие проявления течения заболевания.

Менингококк, проникая в подоболочечное про­странство, вызывает развитие гнойного менингита, причем воспалитель­ный процесс периваскулярно распространяется на вещество мозга, со­судистое сплетение желудочков мозга, влагалища черепных нервов, проходящие через костные каналы основания черепа, полость внутрен­него уха. В воспалительный процесс также вовлекаются оболочки спин­ного мозга. Вследствие гиперпродукции цереброспинальной жидкости возникают внутричерепная гипертензия, нарушение ликвородинамики. Тяжесть течения и исход менингита зависят от степени выраженности отека-набухания мозга, а также вовлечения в воспалительный процесс вещества мозга и желудочковой системы головного мозга. Воспалительный процесс в оболочках и веществе мозга без примене­ния антибиотиков прогрессирует и примерно в 50% случаев приводит к смерти в результате развития энцефалита, внутренней водянки головного мозга. При отеке мозга отмечаются: спутанность сознания, психомоторное возбуждение с быстрым развитием комы, за­тем, особенно у взрослых, генерализованные судороги, харак­терны расстройства дыхания, а смертность составляет около 30%. За счёт выделения менингококками эндотоксинов иногда развивается инфекционно- токсический шок с 50% летальности. В остальных случаях процесс за­вершается неполным выздоровлением с остаточными явлениями в виде гидроцефалии, эпилептического синдрома, снижения интеллекта, поте­ри слуха и т.д. и частым выходом на инвалидность.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Организация здравоохранения России в годы Великой Отечественной Войны
Достижения медицины и здравоохранения нашей страны в годы Великой Отечественной войны — славная стра­ница истории, непреходящая ценность для следующих поколе­ний. На фронте и в тылу было сд ...

Лабораторная диагностика щитовидной железы
Маленький, но такой важный орган человеческого тела - щитовидная железа - расположен в передней части у основания шеи. Щитовидная железа расположена на шее и состоит из двух долей, соединен ...

Аутоимунные заболевания и неприятие родителей (теория). «Обратное развитие» симптоматики в процессе выздоровления
  В своей работе системного терапевта, Штефан Хаузнер подчеркивает сходство принципов развития симптоматики и процесса выздоровления при лечении методом симптомных расстановок и средствами г ...







www.medicinformer.ru - Copyright © - 2019